Главная      Метаболит Лайф 3+ (Метаболит Плюс, Иммуновит)      Новости      Клиенты      Вакансии      Контакты      Отзывы     
  Экологический аудит Экологическая сертификация Интернет-магазин Экология Москвы Фонд инноваций
Иммуновит в зеркале прессы.

Иммуновит в зеркале прессы.

С незначительными сокращениями, указываются ссылки на источник . Некоторые ссылки могут не работать из-за изменений на сайтах-источниках, смотрите архивы газет на сайтах в сети Интернет и в библиотеках.

«АиФ. Здоровье». Владимир КИРИЛЛОВ.

Мы все инфицированы палочкой Коха

В 52-м номере «АиФ. Здоровье» за 2001 год мы опубликовали письмо ВИЧ-инфицированного заключенного Владимира Гиршовича «Надежда умирает последней». (Примечание. Здесь и далее представлены ссылки на статьи из газет, опубликованные на этой странице. Ссылка: www.aif.ru/health/385/12_02.php. Для перехода на статью на сайте газеты надо выделить мышью ссылку, начиная с www.......и заканчивая php, вставить ее в адресную строку браузера и нажать клавишу "ввод" или "enter") «В колонии нет специалистов, нет возможности создать мне нормальные бытовые условия из-за отсутствия средств, — писал Владимир. — Неоднократно я обращался в прокуратуру, во многие СПИД-центры, излагая мои проблемы, но ответа ниоткуда не получил».

В числе откликнувшихся на письмо нашего читателя оказался профессор, доктор медицинских наук, директор клиники урологии и оперативной нефрологии Владимир Родоман. Уважаемый профессор не просто откликнулся, он бесплатно выслал в колонию на имя Гиршовича разработанный в его клинике препарат, который, как утверждает ученый, может излечить человека от СПИДа. Впрочем, лучше об этом расскажет сам Владимир Евгеньевич РОДОМАН.

«Страшным ударом был для меня диагноз врачей — туберкулез легкого с распадом. Стала проходить лечение. Все шло нормально, распад прекратился, но через 2 месяца началась аллергия на все без исключения противотуберкулезные препараты. Что же делать дальше? Я в отчаянии, так хочется полностью избавиться от этой болезни.

Хотелось бы узнать, чем лечат таких больных, есть ли новые методы лечения, можно ли вылечить туберкулез народными средствами?

С уважением, Марина С., г. Шахты, Ростовская обл.»

— В нашем препарате есть все, что необходимо человеку: полный набор аминокислот, комплекс природных витаминов, включая группу В, Е, D2, наиболее ценные макро- и микроэлементы, такие как цинк и селен, редкие полисахариды, нуклеиново-пептидный комплекс, антиоксиданты и другие биологически активные вещества. За этим препаратом — 27 лет напряженной работы. Препарат естественный, природный, не содержит никакой химии. Известно, что синтетические витамины усваиваются всего на 10 процентов, а наши — на 95. При этом нет никаких противопоказаний.

Отчего погибают больные раком крови?

— Для себя я решил: моя цель — принести как можно больше добра людям и если не спасти человечество, то хотя бы наметить пути к спасению. Как ученый, как врач, я испытываю все большее и большее волнение: Бог удачно создал природу, а вот с человеком у него произошла осечка. Человек сам, своими руками роет пропасть, в которую мы все можем скатиться в самое ближайшее время.

Много лет я посвятил решению проблемы, как свести к минимуму риск осложнений после операций. Что такое сепсис, называемый в народе заражением крови? Это результат нарушения защитных сил организма и расстройство обменных метаболических процессов настолько, что человек становится беззащитным перед инфекцией. Собственно, так погибают эти больные, от генерализации эндогенной или экзогенной инфекции. Препараты, которыми лечат от рака, чрезвычайно токсичны, и, в конечном счете, именно они способствуют, что и без того низкий иммунитет у этих пациентов снижается до критических цифр.

У больных ВИЧ-инфицированных особенно выражен иммунодефицит, и чаще всего они так же погибают от присоединения элементарной инфекции.

Мы много говорим об иммунитете, но чаще всего это пустые фразы, не наполненные содержанием. Да, у нас добрая половина населения имеет иммунодефицит, однако я убежден: иммунокоррекция, иммуномодуляция и иммуностимуляция — это те процессы, к которым следует относиться очень и очень осторожно. Не надо ничего ни стимулировать, ни модулировать, а лишь создать условия, чтобы заработал иммунитет. Задачу можно сформулировать следующим образом: организм человека должен излечивать себя от бактериальных и вирусных заболеваний сам, без антибиотиков и противовирусных препаратов.

Проблемы сепсиса не существует

В Америке лечение осложнений после хирургических операций «сжирает» в год до 10 миллиардов долларов. Госпитальные штаммы чрезвычайно устойчивы к антибиотикам. Это и понятно: в природе каждый, даже последний микроорганизм стремится всеми правдами и неправдами выжить. Антибиотики в борьбе с госпитальной инфекцией — слабые помощники. Любой антибиотик живет всего 4, максимум 5 лет, а дальше как минимум на 50% происходит привыкание, вырабатывается так называемая устойчивость, и он перестает действовать. Без ложной скромности могу сказать: нам удалось справиться с госпитальной инфекцией и осложнениями после хирургических операций. У нас 4 патента на антисептики, которые разрушают вирусную, бактериальную, в том числе и туберкулезную инфекцию. Я стараюсь не брать больного на операцию без 3–4-недельной специальной подготовки с помощью нашего препарата. Благодаря этому операции, как правило, проходят без осложнений, а заживление раны ускоряется в один-полтора раза. Такой послеоперационной проблемы, например, как воспаление придатков яичка и нагноения ран у больных с аденомой предстательной железы, у нас в клинике просто не существует. Мы добились ощутимых результатов и в лечении сепсиса. Приведу пример: меня пригласили на консультацию к очень ослабленной девушке. Каждый день у нее ознобы, температура подскакивает до 40 градусов, антибиотики не помогают, а диагноз, который ей первоначально поставили, — малярия — не подтвердился, анализы оказались отрицательными. При обследовании у девушки оказался сепсис с неясным первичным очагом. Назначенный препарат дал быстрый и хороший эффект. Через пять дней она была выписана из клиники.

Нация в опасности

Меня часто спрашивают, причем не только в России, но и за рубежом: почему вы, известный ученый-уролог, занялись вроде бы совсем не своим делом? Объясняю: туберкулез — это заболевание, которое угрожает нации. Мы сами создали благоприятные условия для того, чтобы выросла туберкулезная палочка, устойчивая к противотуберкулезным препаратам. Такими условиями является пребывание человека в условиях зоны заключения. Более того, появились возбудители, которые под воздействием антибиотика растут и размножаются лучше, чем без него.

Лечился в тубдиспансере № 5 ЮАО г. Москвы 37-летний адвокат П., «заработавший» открытую форму туберкулеза в «Матросской Тишине». 4 месяца его лечили без всяких видимых улучшений, более того — развились аллергическая непереносимость к антибиотикам и токсический гепатит. Мы решили отменить все противотуберкулезные препараты и назначить двойную дозу нашего препарата. Через месяц у больного нормализовались температура, показатели крови, печеночные пробы и закрылась каверна. Прошло уже три года — человек абсолютно здоров.

Я убежден, что туберкулез не просто можно — необходимо лечить без каких бы то ни было противотуберкулезных препаратов, но для этого мы должны убедить врачей в своей правоте. Кроме того, противотуберкулезные препараты токсичны и существенно снижают иммунитет.

Без ликвидации рассадников туберкулеза в тюрьмах и зонах нам эту проблему не решить. Не так давно состоялась очередная амнистия. Я написал письмо министру юстиции с предложением о быстрой санации больных с открытой формой туберкулеза в больницах зон заключения — это ведь и в интересах больных, и в интересах всего общества. Получил стандартный ответ: нет денег. Но я не успокоился. Поехал со своими сотрудниками в зону заключения.

Не так давно по телевидению выступала профессор Ирина Довгелюк, специалист по детскому туберкулезу, заявившая, что каждый второй ребенок в Санкт-Петербурге инфицирован туберкулезной палочкой. Я был потрясен, связался с ней по телефону, чтобы спросить, не оговорилась ли она, на что мне было отвечено: «В передаче я еще мягко сказала».

Предварительно подписали соответствующую бумагу у начальника медслужбы и утвердили программу и схему лечения пяти категорий больных туберкулезом легких, в том числе и одновременно ВИЧ-инфицированных: я собирался взять самых тяжелых, можно сказать, безнадежных больных, страдающих туберкулезом и одновременно ВИЧ-инфицированных. При хороших результатах лечения больных туберкулезом в зоне заключения мы планировали организовать научную конференцию с участием всех главных врачей больниц зон России. Согласования затянулись на месяцы, и дело зашло в тупик. Несмотря на то, что мы дали наш препарат бесплатно на 120 больных.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует лечить туберкулез в течение двух месяцев четырьмя антибиотиками. Почему? Потому что, может быть, хоть один из них подействует, а затем лечить еще 4–6 месяцев 2–3 препаратами — всего 6–8 месяцев курс лечения. Я же предлагаю лечение, которое займет от силы 30–45 дней. Вот заключение, подписанное главным врачом Московской областной туберкулезной больницы Г. Б. Касаткиным и начальником медицинской службы больницы, заслуженным врачом РСФСР, фтизиатром высшей категории В. И. Василенко: в результате лечения 36 больных 22 из них помимо туберкулеза страдали сопутствующими заболеваниями: сахарный диабет, язвенная болезнь желудка, токсический гепатит, гепатит С, бронхиальная астма, три человека были ВИЧ-инфицированы. После лечения препаратом, разработанным под руководством профессора Родомана, у всех отмечено значительное улучшение состояния здоровья: нормализация температуры тела, качественное улучшение состава крови, улучшение рентгенологической картины легких, улучшение функции дыхания. Из 7 бациллярных больных 6 человек прекратили выделять с мокротой туберкулезные палочки (подтверждено люминесцентным методом микроскопии).

Панацея организма

— Владимир Евгеньевич, если я вас правильно понял, ваша цель — спасти человечество от туберкулеза?

— Не только. Я убежден, наш препарат должен излечивать и гепатит, и бронхиальную астму, и ВИЧ. Конечно, пораженные клетки спасти уже не удастся, но можно защитить клетки здоровые и таким образом не дать болезни распространяться дальше. Когда я говорю, что мне удалось создать панацею, все в один голос возражают: не может такого быть! Естественно, не может. Я не хуже других понимаю, что панацеи в виде препарата или лекарственного средства быть не может. Но я-то имею в виду совсем другое: панацею организма. Вот в чем дело. Организм надо «настроить» таким образом, чтобы он сам излечивал все болезни. Наш препарат как раз и помогает ему в этом.

— Больному туберкулезом следует отказаться от всех антибиотиков и препаратов и принимать только ваш?

— Да, я так считаю. Но этого мало. Моя задача — убедить всех врачей, чтобы они считали так же.

— В последнее время на рынок «выброшено» безумное количество биологически активных добавок. Многие из них, мягко скажем, не очень хорошо себя зарекомендовали. А тут вы с еще одной добавкой.

— Ведется работа для того, чтобы наш препарат перевести из разряда добавок в разряд лекарств.

— Вы, как врач, знаете лучше меня, что нет ни одного лекарственного препарата, который бы не имел побочного эффекта.

— Наш будет первым. Первое в мире лекарство, у которого не будет абсолютно никаких противопоказаний. В нем нет ни одного токсичного вещества. Обычно же большинство препаратов при превышении дозировок являются токсичными. Это правильно.

— Вы отправляете свой препарат больным бесплатно. Беретесь за излечение самых тяжелых больных. Зачем вам это надо?

— Сердце разрывается, когда вижу, сколько вокруг больных людей, которым никто не может или не хочет помочь. Я пытаюсь помочь им. В моих силах спасти тысячи безнадежных больных. Достаточно в течение года — полутора лет поддерживать у ВИЧ-инфицированного больного иммунитет на высоком уровне, и он, по моему мнению, может освободиться от вируса иммунодефицита. Это пока моя гипотеза.

Проблема туберкулеза стоит сегодня настолько остро, что становится страшно. Появилась уже чахотка, о которой в нашей стране успели основательно подзабыть,  — тяжелейшая форма туберкулеза, сопровождающаяся кровотечениями и заканчивающаяся, как правило, быстрой гибелью.

— Ваши дальнейшие шаги, Владимир Евгеньевич, по спасению нации?

— Эпидемия туберкулеза объявляется, когда больны 60 человек на сто тысяч населения. В России насчитывается 75 больных туберкулезом на 100 тысяч. Каждый туберкулезный больной с открытой формой заражает 60–80 человек в год.

Но… Бьюсь уже третий год, а воз и ныне там: ничего с мертвой точки не сдвигается. А знаете, как трудно попасть на прием к чиновнику? Столько сил, времени, нервов надо ухлопать! И ладно бы результат какой-то был!

Нет-нет, да и приходит мысль обратиться к Ю.М. Лужкову. Может быть, он согласится помочь и хотя бы Москву избавит от туберкулеза.

Туберкулез относят к одному из самых древних заболеваний человека. Так, среди 10 скелетов египетских мумий, отнесенных к III тысячелетию до н.э., четыре носят следы туберкулезного поражения позвоночника.

Туберкулез — хроническое инфекционное заболевание, которое может поражать различные органы и ткани человека: глаза, кости, кожу, мочеполовую систему, кишечник. Но чаще всего встречается туберкулез легких. Инфекция передается в основном воздушно-капельным путем, попадая в органы дыхания от больного человека к здоровому, поэтому заразиться можно где угодно и совсем не обязательно в результате прямого контакта с больным.

Возбудитель болезни — микобактерия туберкулеза (палочка Коха). Она сохраняет свои свойства в земле, в снегу, во льду, устойчива к воздействию спирта, кислоты и щелочи. В то же время погибает под длительным воздействием прямых солнечных лучей, высоких температур, хлорсодержащих веществ. При активной форме туберкулеза палочка Коха быстро размножается в легких больного, выделяя токсины. Идет процесс отравления организма: прежде всего функции центральной и вегетативной нервных систем.

При своевременной постановке диагноза и правильном лечении больные туберкулезом выздоравливают. При отсутствии лечения смертность от активного туберкулеза доходит до 50% в течение одного-двух лет. В остальных 50% случаев нелеченый туберкулез переходит в хроническую форму. Хронический больной может прожить много лет, продолжая выделять бактерии и заражая окружающих.

Чтобы уменьшить вероятность первичного заражения окружающих, человек, больной активным туберкулезом, должен придерживаться определенных правил:

— прикрывать рот платком или рукой и отворачиваться при кашле;

— сжигать бумажные носовые платки немедленно после употребления;

— пользоваться отдельной посудой и не позволять пользоваться ею другим. В целях дезинфекции можно пользоваться хлорсодержащими растворами. Хорошим и простым методом обеззараживания является проветривание и вывешивание на солнце одеял, шерстяных и хлопчатобумажных вещей, т. к. прямой солнечный свет убивает туберкулезные бактерии в течение 5 минут (в то же время в темноте бациллы долго сохраняют жизнеспособность, и поэтому наибольшее распространение инфекции происходит в темных помещениях). Бактерии разрушаются при нагревании: в течение 20 минут при 60°С и в течение 5 минут — при 70°С.

Рассадником туберкулеза являются российские тюрьмы. В России насчитывается более миллиона заключенных. Около 10% из этого числа находятся в активной стадии туберкулеза, и примерно у одной трети из них выработалась устойчивость к наиболее распространенным антибиотикам. Каждый год в России за решетку попадает 300 000 человек и столько же освобождается, проведя несколько лет в местах заключения. Каждый, кто попадает в тюрьму, входит в контакт с инфекцией. Почти каждый освобождающийся является носителем микобактерии туберкулеза. Потенциально каждый из них может заражать от 20 до 80 человек в год.


«Московская Среда» № 8 (163), март 2006 г.

Лидия Ивченко.   

Чем восполнить иммунодефицит

Когда английскому учёному Флемингу в 1945 году вручали Нобелевскую премию за открытие пенициллина, он сказал, что будущее всё-таки не за антибиотиками, а за вакцинами. Но, как оказалось, в одних случаях вакцины недостаточно эффективны, в других, как, например, при гриппе, бесполезны на разработку «противоядия» уходит 5-6 месяцев, за это время вирус изменяется мутирует, и для борьбы с ним полученная вакцина уже не годится. Как же нам всё-таки обороняться от болезней?

У профессора кафедры урологии и оперативной нефрологии, лауреата Государственной премии СССР Владимира Евгеньевича Родомана своё мнение на этот счёт. Директор клиники урологии Родоман уверен, что организм способен обходиться без лекарств, надо лишь помочь ему защищаться. Но разве не лекарства помогают защищаться?

– Иные препараты настолько токсичны, что подавляют и без того расшатанный иммунитет, – говорит профессор. – Только вдумайтесь: туберкулёз надо два месяца лечить сразу четырьмя антибиотиками, чтобы хоть один подействовал, а затем ещё полгода долечивать двумя-тремя другими препаратами. Какой же организм выдержит? А в итоге мы вырастили палочку, устойчивую к антибиотикам, так как в местах заключения (а они главный рассадник туберкулёза) созданы наихудшие условия для человека и наилучшие для туберкулёза. Почти каждый попадающий в тюрьму входит в контакт с инфекцией, но не лечится или получает недостаточное лечение. К слову, лечение туберкулёзных больных по полной программе неподъёмно и для бюджета. В результате примерно четверть российских туберкулёзных больных устойчивы к антибиотикам, то есть эти препараты на палочку Коха не действуют.

Но разве не с помощью антибиотиков всё это время спасали жизнь многих тысяч чахоточных?

– Это так. Однако сейчас весь медицинский мир признал, что размножение туберкулёзных микроорганизмов идёт настолько быстро, и они настолько быстро адаптируются к препаратам, что любые антибиотики эффективны только первые 4-5 лет, после чего бактерии к ним приспосабливаются. Доходит до того, что появились штаммы, которым даже требуются антибиотики для их развития – они на них выросли. Это относится и к другим видам инфекции. Синегнойную палочку, например, например, вообще ничто не берёт.

Но с каждым годом появляется масса всё новых лекарств…

– Считаю, что медицина сейчас идёт ложным путём. Восторжествует в конечном счёте природа. Ещё в глубокой древности Гиппократ учил, что лекарства должны быть пищевыми, а пища – лечебной. Этим я и руководствовался, разрабатывая свои средства защиты от инфекции.

 
        – Это благодаря им в вашем урологическом отделении всего 0,2 процента послеоперационных осложнений, тогда как в среднем по московским больницам 1,8 процента?

– Да. А 1,8 процента – это примерно 2 человека на 100 пациентов, 0,2 – один человек из 500 может получить осложнение после операции. Это связано с внутрибольничной инфекцией, а она есть везде. И если не свести её к минимуму, пациент может получить осложнение и даже умереть вовсе не от смертельной болезни. Сын известного французского актёра Жерара Депардье получил травму колена в аварии на мотоцикле. Перенёс 15 операций, а кончилось всё сепсисом и ему ампутировали ногу. После этого пострадавший создал комитет по борьбе с врачами, который проверил огромное количество историй болезни и нашёл около 300 случаев смерти от заболеваний, совсем не угрожавших жизни, но полученных после операции. Банальная грыжа или аппендицит может завершиться сепсисом и смертью.

В чём заключаются ваши «фирменные методы» борьбы с послеоперационными осложнениями, да ещё в такой сфере особого риска, как урология?

– В укреплении собственных защитных сил пациента. Любая болезнь связана с иммунодефицитом – ослабленной защитой организма, а у нас таких добрая половина населения страны. Пока иммунитет в норме, человек справляется с любой хворью. Иммунитет слабеет – возбудитель болезни побеждает. А иные лекарства своей токсичностью, как я уже говорил, только добавляют масла в огонь. Я почти четверть века искал способы заставить организм бороться, быть невосприимчивым к инфекции. Мы выделили из природного сырья 47 натуральных компонентов, в числе которых полный набор заменимых и незаменимых аминокислот (они необходимы организму для построения тканей), практически все микро- и макроэлементы, витамины группы В, Е, D2, редкие углеводы и антиоксиданты.

Но сейчас так много средств, воздействующих на иммунную систему…

– Вот именно! Предлагают разного рода иммунокоррекцию, иммуномодуляцию, иммуностимуляцию… Причём навязчиво рекламируют. Ко всему этому  надо относиться очень осторожно, опасно вмешиваться в такую тонкую и сложную область, как иммунная система. Большинство иммуностимуляторов узкоспецифичны: какие-то действуют на одно звено, какие-то на другое… По сути в организме происходит перераспределение резервов. Говоря военным языком, укрепляется, к примеру, оборона центра за счёт оголения флангов. Чем это обернётся для больного, где будет «пробой» – неизвестно.

Принцип действия моего препарата совершенно иной. Он служит регулятором обменных процессов на клеточном уровне, нормализует состав клеточной жидкости. А поскольку организм – саморегулирующаяся система, он берёт из множества компонентов препарата то, что ему не хватает. В результате создаются условия для нормальной жизнедеятельности клетки, и, получив всё необходимое, с новыми силами начинает работать иммунитет. У организма открывается второе дыхание.

И с какими заболеваниями ваш препарат успешнее всего справляется?

– С любыми, в основе которых лежит инфекция. Панацея – сам организм, если создать для него необходимые условия. У нас был случай даже излечения СПИДа: мой клинический ординатор Микеме Жюниор был в отпуске на родине – в Камеруне, где навестил своего знакомого, больного СПИДом и туберкулёзом. Врачи к тому времени от него уже отказались – не жилец. Жюниор дал ему наш препарат. Через месяц больной Амугу Ригобер – так зовут пациента – встал с постели. А через два месяца вышел на работу. И по сей день чувствует себя нормально. По этому случаю я получил благодарственные письма и от пациента, и из посольства Камеруна в Москве. Много вылеченных от туберкулёза, сепсиса, герпеса, гепатита, есть даже пример помощи при таком тяжёлом аутоиммунном заболевании, как системная склеродермия.

Высокие показатели вашей урологической клиники тоже связаны с этим препаратом?

–Да. Готовясь к операции, больные несколько дней принимают препарат, после операции тоже. Окрепший организм легче переносит хирургическое вмешательство и успешно борется с его последствиями. У нас есть и свои антисептики, получены четыре патента. Один из них уничтожает не только бактерии, но и вирусы. Причём он не токсичен, обработку им можно проводить в присутствии животных и птиц. Документы на него сейчас находятся в фармкомитете, который должен назначить второй этап клинических испытаний.

 

«АиФ Здоровье» № 37 (422) от 12 сентября 2002 г

Наталия ВОЛОДИНА

Лечу не только туберкулез

После того, как мы опубликовали в «АиФ. Здоровье» № 9 статью «Мы все инфицированы палочкой Коха», (www.aif.ru/health/394/08_01.php) в которой директор клиники урологии и оперативной нефрологии, доктор медицинских наук, профессор Владимир Родоман рассказал о том, что изобрел препарат, благодаря которому можно с успехом лечить не только туберкулез, но и гепатит, и бронхиальную астму, и даже ВИЧ, редакция получила огромное количество писем. По многочисленным просьбам читателей наш корреспондент снова встретился с профессором В. Родоманом.

— Не так давно мне на глаза попалась заметка о том, что в Америке создают лекарство от всех болезней, которое будет работать не как вакцина против конкретного возбудителя, не как антибиотик, воздействующий непосредственно на микробы, а как средство, увеличивающее возможности самого организма в борьбе с инфекцией. Занимается этим наш бывший соотечественник, специалист в области бактериологического оружия, эмигрировавший в США. Они там только собираются все это создавать, а у нас такой препарат уже создан.

Несколько месяцев назад мой клинический ординатор Жюниор был в отпуске в Камеруне. Навестил своего знакомого, больного туберкулезом и СПИДом. Врачи к тому времени от него уже отказались — не жилец. Жюниор дал ему наш препарат и начал лечение. Через месяц больной, к всеобщему изумлению, встал с постели, а через полтора месяца вышел на работу. По сегодняшний день чувствует себя прекрасно. Вот его официально заверенное письмо.

Благодарственное письмо доктору Мекеме Жюниору

«МЕНЯ зовут Амугу Р-р. Мне 34 года, и у меня ВИЧ-СПИД, и одновременно я болен легочным туберкулезом. Почти два года я проходил курс лечения, но напрасно. Я был в отчаянии, поскольку медикаменты не давали никакого эффекта. И тогда я встретил доктора Мекеме Жюниора, которому и доверил свое здоровье. Он мне предложил препарат, который я начал принимать без особой надежды, поскольку уже ни во что хорошее не верил. К моему большому удивлению, а также к удивлению моего окружения и моего лечащего врача, вскоре я начал чувствовать себя лучше. Сегодня я чувствую себя довольно хорошо, и лекарства, которые я сейчас принимаю, положительно действуют в плане улучшения состояния моего здоровья. Таким образом, я хочу поблагодарить Всемогущего Господа Бога за то, что он послал мне доктора Мекеме Жюниора, которого я встретил на своем пути. От всего сердца спасибо всем профессорам в России, которые создали такой замечательный препарат. Надеюсь, что их благородный труд и дальше будет спасать жизни другим таким же больным, как и я, в Африке и во всем мире, даже в самых безнадежных случаях».

Со всей ответственностью могу заявить — мы располагаем сегодня наилучшим способом лечения больных СПИДом. Главное — заставить организм бороться. И тогда он излечит любую болезнь, в том числе и вирусную. Есть такой герпес — вирус, которым инфицировано 95% людей. Одной из его разновидностей является генитальный герпес, поражающий половые органы мужчин и женщин. Приведу один пример: женщина два года лечилась в герпетическом центре Института вирусологии. Как и чем ее только не лечили, а улучшение наступало на короткое время. Через месяц и восемь дней после того, как она обратилась ко мне, у нее прекратились зуд и высыпания.

Я даже не предполагал, что у нас так плохо обстоят дела в плане лечения туберкулеза. Просто тупиковая ситуация. В 40% случаев палочка устойчива к антибиотикам. А какое дорогое лечение! Американцы подсчитали, что курс лечения больного туберкулезом равен 2,5 тысячи долларов, а при устойчивой форме — 25 тысяч, но даже при этом положительная динамика наблюдается только у 44%.

Многим, кто к нам обращается, мы высылаем свой препарат бесплатно. И всегда — только положительные результаты. Гиршович, о котором мы рассказали в первой публикации, получив препарат, ответил, что вместе с ним отбывают срок 12 больных туберкулезом и ВИЧ. Выслали препарат на всех. Через некоторое время пришло письмо: у многих прошли язвы и нагноения, пропал шум в голове, исчезли воспаления лимфоузлов. Даже в колонии, в ужасных условиях и при плохом питании, удается получить положительный результат.

Обратилась ко мне жительница Новосибирска, у которой четыре года назад врачи установили очаговый туберкулез. После полутора месяцев приема нашего препарата она сделала снимок — а он чистый, никаких следов болезни. Опешившие врачи не нашли ничего лучше, как сказать: очевидно, мы ошиблись в постановке диагноза, ибо так туберкулез не лечится. Наверное, у вас было воспаление легких. Из одной московской больницы приходила ко мне женщина, больная туберкулезом, потом она призналась, что сама работает врачом-фтизиатром. Через полтора месяца после начала приема препарата снимок чистый. Теперь она направляет ко мне своих больных.

У 15-летней девочки был паховый лимфаденит 3×2,5 см. В детской хирургической клинике Московского медицинского университета ей произвели пункцию лимфоузла, удалили гной, ввели антибиотики, а результата нет. При повторной пункции лимфоузла в некротических массах обнаружили специфические клетки.

Девочку направили в противотуберкулезный диспансер. Лечение проводили по рекомендациям специалистов Института туберкулеза. Эффекта не было. Мама девочки обратилась ко мне. Через месяц после приема нашего препарата лимфоузел исчез. Когда она сказала врачам, какое лечение применялось, те были удивлены и высказали свои сомнения. Прошло полгода, признаков заболевания у девочки нет.

Несколько слов о ВИЧ-инфицированных. Если у этих людей год-полтора поддерживать высокий уровень иммунитета, лимфоциты станут настолько устойчивыми, что вирус начнет погибать. Это касается и гепатита С. 

Меня часто спрашивают: почему я работаю практически бескорыстно? Что на это ответить? Это же мое детище, любимый ребенок. Я его создал для людей. Мой препарат один способен заменить практически все существующие ныне лекарства, и при этом в нем нет никакой химии. Поэтому, отбросив ложную скромность, могу ответственно заявить: на сегодняшний день я один из немногих, кто может оказать реальную помощь неизлечимо больным людям.

 

«Аргументы и факты» № 08 (1113) от 20 февраля 2002 г.

Владимир КИРИЛЛОВ.

Туберкулез лечится без антибиотиков!

«Препаратом, который я изобрел, можно с успехом лечить не только туберкулез, но и гепатит, и бронхиальную астму, и даже ВИЧ». Если бы передо мной сидел не профессор, доктор медицинских наук, директор клиники урологии и оперативной нефрологии Владимир РОДОМАН, я бы подумал, что разговариваю с умалишенным.

— Туберкулёз не просто можно, необходимо лечить без каких бы то ни было антибиотиков и противовирусных препаратов. Все они очень токсичные и действуют только во вред: снижают иммунитет, а не наоборот.

Меня часто спрашивают: почему вы, ученый-уролог, занялись не совсем своим делом? Объясняю: туберкулез — это заболевание, которое угрожает нации. Мы сами создали благоприятные условия для того, чтобы выросла туберкулезная палочка, устойчивая к противотуберкулезным препаратам. Более того, появились возбудители, которые под воздействием антибиотика растут и размножаются лучше, чем без него.

Лечился у меня 37-летний адвокат, «заработавший» открытую форму туберкулеза в «Матросской тишине». 4 месяца его лечили без всяких видимых улучшений, более того, развилась аллергическая непереносимость к антибиотикам и гепатит. В качестве последней меры решили попробовать гормоны. Я отменил немедленно все это безобразие, назначил двойную дозу своего препарата — и только. Через месяц у больного нормализовались температура, показатели крови, печеночные пробы и закрылась каверна. Прошло уже три года — человек абсолютно здоров.

Сердце разрывается, когда вижу, сколько вокруг больных людей, которым никто не может или не хочет помочь.

Побывал я не так давно в центральном туберкулезном институте, сидит там некий академик Фоменко. Выслушал он меня и говорит: так и быть, возьмем бесплатно ваш препарат. Но вы должны купить нам аппаратуру фирмы «Хитачи» за 120 тысяч долларов для исследований и заплатить нам, чтобы мы в свою тематику включили и вашу разработку. Так мне захотелось послать его… по-русски.

Комментарий директора Института физиопульмонологии, главного фтизиатра Минздрава России, академика РАМН, профессора Михаила Перельмана:

— Трудно сказать, насколько серьезно то, что предлагает профессор Родоман. Во-первых, потому, что его предложение противоречит всем нашим представлениям. Во-вторых, я не знаю, что это за препарат. А вдруг и правда какое-то чудо, о котором нам пока ничего не известно? Хотя у нас не реже раза в месяц появляются, казалось бы, феноменальные предложения. Обычно делают их не медики, а физики, химики, биологи, которые берутся излечивать все. Но тут — доктор наук, профессор. Надо разбираться.


«АиФ Долгожитель» № 23–24 (107–108) от 22 декабря 2006 г.

Как победить грипп

"АиФ Долгожитель" уже не раз писал о профессоре В. Е. Родомане и его уникальной разработке  — препарате для повышения иммунитета.

Профессор убеждён, что, когда наш организм силён, он способен сам справиться с любым недугом. Для этого у него имеется достаточно возможностей. Другое дело, издержки цивилизации — загрязнённые воздух и вода, неправильное питание, бесконтрольное употребление антибиотиков — ведут к тому, что человека с по-настоящему нормальным иммунитетом в наше время встретишь лишь где-нибудь высоко в горах. А как же быть всем нам, грешным, вынужденным глотать автомобильную гарь и питаться перемороженными полуфабрикатами? Болеть и уходить из жизни раньше времени? Несправедливо!

Именно поэтому «Долгожитель» и Владимир Родоман продолжают СУПЕРАКЦИЮ! Доктор берётся бесплатно помочь тем, кто страдает такими тяжелейшими и в большинстве случаев неизлечимыми традиционным способом заболеваниями, как гепатит В и С, туберкулёз, астма, псориаз. А сегодня он объясняет, почему человечество до сих пор не может справиться с гриппом и есть ли пути борьбы с ним.

Бессмысленные меры

Проблема гриппа много лет остаётся актуальной. Казалось бы, ею настойчиво занимаются многочисленные научные институты во всём мире. Конечно, есть прогресс… Но не более! Существенных побед и успехов что-то не наблюдается — народ гриппом как болел, так и болеет, получает осложнения, даже умирает, — объясняет Владимир Евгеньевич.

— Что вы хотите, это же опасное вирусное заболевание! — разводят руками врачи.

Но знаете ли вы о том, что в период эпидемий гриппа чуть не половина заболевших на самом деле больны не им, а острыми респираторными инфекциями? Медики просто путают эти болезни — симптомы-то схожие. Прописывают абсолютно ненужные антибиотики, рекомендуют делать прививки от гриппа, хотя, по моему глубокому убеждению, прекрасно понимают, что все эти меры бессмысленны. Сами посудите — известных сегодня вирусов ОРВИ и гриппа насчитывается более 600 разновидностей. И каждый год открывают всё новые… Какая вакцина способна защитить от 600 болезней сразу? Это же абсурд! Приходится сделать вывод, что вакцины нужны лишь крупным фармацевтическим фирмам для выкачивания денег из бюджета. И хотя реальной защиты от гриппа они дать не могут, зато очень часто дают тяжелейшие осложнения.

— Ну и что с того? — возражают доктора. — Осложнения бывают не более чем у 3% привитых.

Да, но пересчитайте эти три процента хотя бы на масштаб нашей страны — 142 миллиона жителей. Получается тысячи пострадавших! И, главное, пострадавших бессмысленно — вакцина в принципе способна защитить только против стабильного, веками не меняющегося заболевания, например оспы. А от постоянно мутирующего вируса может спасти лишь наша собственная иммунная система.

Караул устал?

На страже нашего здоровья стоит огромная армия — 10  в 14 степени — лимфоцитов плюс содержащиеся в крови иммуноглобулины, которые тоже борются со всеми внешними — микробными и вирусными — врагами, а также с врагами внутренними — больными, мутировавшими, предрасположенными к раку клетками организма. Но беда нам, если силы этой армии тают. Тогда и приходит болезнь. Агрессивная окружающая среда, беспорядочное и неполноценное питание, неправильный образ жизни подкашивают наши защитные силы. Лимфоциты-охотники, важнейшая задача которых — вылавливать и убивать всех незаконно пробравшихся внутрь нас «нарушителей покоя», гибнут сами… В год я провожу тысячи анализов крови, которые неизменно показывают, что иммунитет нашего населения в массе своей чрезвычайно слаб. В норме лимфоцитов должно быть от 550 до 1500 единиц, но в большинстве случаев их количество не дотягивает и до нижней грани. Пациент с такими показателями чрезвычайно уязвим. Его поразит что угодно — по сути, он стоит на грани иммунодефицита. И, как это ни грустно, я могу сделать чёткий прогноз — если птичий грипп, о котором столько говорят в последнее время, всё же перерастёт в мировую эпидемию (между прочим, это более чем вероятно, ведь для того, чтобы начать передаваться от человека к человеку, а не от заражённой птицы к человеку, как сейчас, ему надо изменить всего лишь одну-единственную аминокислоту в своей структуре)  — умрёт около 30 процентов населения земного шара.

Да, учёные уже не раз рапортовали о том, что вакцина от птичьего гриппа почти готова. Ещё одно усилие, и победа в руках! Но кто вам сказал, что пресловутый птичий грипп, штамм H5N1, будет покорно дожидаться, пока его победят? Он ведь тоже мутирует, изменяется, как это свойственно гриппу. Уже сейчас выделяют три его типа, и то средство, что вроде бы предохраняет от одной его разновидности, не спасает от другой! Учитывая, что на разработку новой вакцины уходит не менее полугода, этот «забег наперегонки» с гриппом становится и вовсе бессмысленным — вирус всегда успевает измениться раньше. Более того, лечение может оказаться поопаснее самой болезни — у меня есть информация, что привитые новой вакциной от птичьего гриппа как минимум на неделю «выбывают из игры», прикованные к постели. Основные жалобы — на сильнейшую головную боль…

Путь к успеху

Итак, можем считать установленным, что пользы от прививок против гриппа нет. А что же делать? Срочно спасать свою иммунную систему.

Я уже много лет именно этим и занимаюсь. Как? Конечно, могу посоветовать вам немедленно перебраться в горы, поближе к экологически чистым воде и воздуху, кушать шашлык из барашка, пасущегося на альпийской травке, и яйца, снесённые курицей, которая клюёт натуральное зерно, а не комбикорм с гормонами, и не дышит вонью птицефабрики, да запивать каждый день парой стаканов домашнего сухого вина… Иммунитет сразу пойдёт на поправку! А могу сказать честно: такой путь — для человека богатого и не обременённого делами, и предложить принимать мой препарат. Я уже не раз проводил эксперименты: когда в семье заболевал гриппом один из её членов, а остальные уныло ждали своей очереди слечь с температурой, поскольку изолировать больного в условиях скученности, в которых все мы живём, невозможно, — я начинал поить прочих домочадцев моим средством. И что вы думаете? Грипп к ним не приставал!

А ещё я уверен — наши врачи в основном работают на уровне даже не прошлого, а позапрошлого века. В той же Америке уже давно рекомендуют даже при такой серьёзной неприятности, как отит (воспаление среднего уха) у детей, не давать антибиотики, а занимать позицию «выжидательного бездействия» — считается, что от этого будет меньше вреда. А наши лекари на любой чих выписывают кучу таблеток… По-моему, им кажется, что хоть что-нибудь из целой горсти да принесёт эффект. А нужно не глушить себя разной химией, не гробить естественную микрофлору желудка, а планомерно работать над повышением сопротивляемости, улучшением показателей иммунитета, активности наших собственных лимфоцитов, и тогда организм справится с любой болячкой самостоятельно!


«АиФ Долгожитель» № 16 (100) от 25 августа 2006 г

Владимир КИРИЛЛОВ

Панацея существует

 Профессор, доктор медицинских наук, лауреат Государственной премии СССР, руководитель клиники урологии и оперативной нефрологии Владимир РОДОМАН утверждает: панацея существует. Но это не лекарство. Панацеей является организм человека.

 

Отчего погибают больные раком крови?

— Когда я говорю, что мне удалось создать панацею, все в один голос возражают: не может такого быть! Естественно, не может. Я не хуже других понимаю, что панацеи в виде препарата или лекарственного средства быть не может. Но я-то имею в виду совсем другое: панацею организма. Вот в чём дело. Организм надо «настроить» таким образом, чтобы он сам излечивал все болезни. Препарат, который я создал, как раз и помогает ему в этом. Принимая его, человек настолько повышает иммунитет, что организм без труда избавляется от таких страшных заболеваний, как туберкулёз, гепатит, бронхиальная астма и даже ВИЧ. Конечно, поражённые клетки спасти уже не удастся, но можно защитить клетки здоровые и таким образом не дать болезни распространяться дальше.

Моя цель — принести как можно больше добра людям. И если не спасти человечество, то хотя бы наметить пути к спасению. Как учёный, как врач, я испытываю всё большее и большее беспокойство: человек сам, своими руками роет пропасть, в которую мы все можем скатиться в самое ближайшее время.

Много лет я посвятил решению проблемы, как свести к минимуму риск осложнений после операций. Что такое сепсис, называемый в народе заражением крови? Это результат нарушения защитных сил организма и расстройство обменных метаболических процессов настолько, что человек становится беззащитным перед инфекцией. Препараты, которыми лечат от рака, чрезвычайно токсичны, и,  в конечном счете, именно они способствуют, что и без того низкий иммунитет у раковых больных снижается до критических цифр. Кстати, и Раиса Максимовна Горбачёва умерла не от рака крови, а от эндогенного сепсиса.

Александер Флеминг, открывший пенициллин, когда ему вручали Нобелевскую премию в 1945 году, сказал: и всё-таки будущее не за антибиотиками, а за вакцинами. Он был прав в первом случае и не прав во втором. Я утверждаю: будущее не за антибиотиками и не за вакцинами. Будущее за врождённой неспецифической иммунологической защитой организма.

Мы много говорим об иммунитете, но чаще всего это пустые фразы, не наполненные содержанием. Да, у нас добрая половина населения имеет иммунную недостаточность, однако я убеждён: иммунокоррекция, иммуномодуляция и иммуностимуляция — это те процессы, к которым следует относиться очень и очень осторожно. Не надо ничего ни стимулировать, ни модулировать, а лишь создать условия, чтобы заработал иммунитет. Задачу можно сформулировать следующим образом: организм человека должен излечивать себя от бактериальных и вирусных заболеваний сам, без антибиотиков и противовирусных препаратов путём нормализации всех метаболических процессов в организме.

Нация в опасности

— По официальным данным, у нас примерно 350 тысяч ВИЧ-инфицированных. По неофициальным — около миллиона.

По заболеваемости туберкулёзом мы давно уже перешагнули эпидемический порог. Допустимый предел — 60–70 больных на 100 000 населения. У нас же сейчас 86 больных на сто тысяч, а в таких регионах, как Бурятия, — 242! Проблема туберкулёза стоит сегодня настолько остро, что становится страшно. Появилась уже чахотка, о которой в нашей стране успели основательно подзабыть, — тяжелейшая форма туберкулёза, сопровождающаяся кровотечениями и заканчивающаяся, как правило, быстрой гибелью. Всё это говорит о том, что медицинская наука движется совсем не по тому пути, по которому следовало бы.

Меня часто спрашивают, причём не только в России, но и за рубежом: почему вы, известный учёный-уролог, занялись вроде бы совсем не своим делом? Объясняю: туберкулёз, ВИЧ и гепатит С — это те заболевания, которые угрожают нации. Что касается туберкулёза: мы сами создали самые лучшие условия для туберкулёзной палочки и самые худшие — для человека. Более того, в местах лишения свободы мы вырастили туберкулёзную палочку, устойчивую к противотуберкулёзным препаратам. Появились возбудители, которые под воздействием антибиотика растут и размножаются лучше, чем без него.

Всемирная организация здравоохранения рекомендует лечить туберкулёз в течение двух месяцев четырьмя противотуберкулёзными препаратами. Почему? Потому, что, может быть, хоть один из них подействует. А затем лечить ещё 4–6 месяцев 2–3 препаратами. Всего 6–8 месяцев курс лечения. Я же предлагаю лечение, которое у 90% больных приведёт к положительному результату за 30–45 дней. Вот заключение, подписанное главным врачом Московской областной туберкулёзной больницы Г. Б. Касаткиным и начальником медицинской службы больницы, заслуженным врачом РСФСР, фтизиатром высшей категории В. И. Василенко: «В результате лечения 36 больных 22 из них помимо туберкулёза страдали сопутствующими заболеваниями — сахарный диабет, язвенная болезнь желудка, токсический гепатит, гепатит С, бронхиальная астма, — три человека были ВИЧ-инфицированы. После лечения препаратом, разработанным под руководством профессора Родомана, у всех отмечено значительное улучшение состояния здоровья: нормализация температуры тела, качественное улучшение состава крови, улучшение рентгенологической картины лёгких, улучшение функции дыхания. Из 7 бациллярных больных 6 человек прекратили выделять с мокротой туберкулёзные палочки (подтверждено люминесцентным методом микроскопии)».

Ещё один пример.

Лечился в тубдиспансере № 5 ЮАО г. Москвы 37-летний адвокат П., «заработавший» открытую форму туберкулёза в «Матросской Тишине». 4 месяца его лечили без всяких видимых улучшений, более того — развились аллергическая непереносимость к антибиотикам и токсический гепатит. После того как родственники адвоката обратились ко мне, я отменил все противотуберкулёзные лекарства и назначил двойную дозу своего препарата. Через месяц у больного нормализовались температура, показатели крови, печёночные пробы и закрылась каверна. Прошло уже пять лет — человек абсолютно здоров.

В нашем препарате есть всё, что необходимо человеку: полный набор аминокислот, комплекс природных витаминов, включая группы В, Е, D2, наиболее ценные макро- и микроэлементы, такие как цинк и селен, редкие полисахариды, нуклеиново-пептидный комплекс, антиоксиданты и другие биологически активные вещества. За этим препаратом — 30 лет напряжённой работы. Препарат естественный, природный, не содержит никакой химии. Известно, что синтетические витамины усваиваются всего на 15–20 процентов, а наши — на 95. При этом нет никаких противопоказаний.

«Не может быть»

— Владимир Евгеньевич, сегодняшняя наша с вами беседа, далеко не первая. Ещё пять лет назад вы утверждали, что ваша цель — спасти человечество как минимум от туберкулёза. Помню, когда я обратился с просьбой прокомментировать ваше открытие к директору Института фтизиопульмонологии, главному фтизиатру Минздрава России, академику РАМН, профессору Михаилу Перельману, он сказал буквально следующее: «Трудно сказать, насколько серьёзно то, что предлагает профессор Родоман. Во-первых, потому, что его предложение противоречит всем нашим представлениям. Во-вторых, я не знаю, что это за препарат. А вдруг и правда какое-то чудо, о котором нам пока ничего не известно? Хотя у нас не реже раза в месяц появляются, казалось бы, феноменальные предложения. Обычно делают их не медики, а физики, химики, биологи, которые берутся излечивать всё. Но тут — доктор наук, профессор. Надо разбираться».

Однако, судя по тому, что количество больных туберкулёзом не то что не сокращается, а, наоборот, увеличивается, никто ни в чём не разбирался?

— Бьюсь уже какой год, а воз и ныне там: ничего с мёртвой точки не сдвигается. А знаете, как трудно попасть на приём к чиновнику? Столько сил, времени, нервов надо ухлопать! И везде слышу одно и то же: «этого не может быть». У меня сердце разрывается, когда вижу, сколько вокруг больных людей, которым никто не может или не хочет помочь. Сам хожу по больницам, говорю: дайте мне самых тяжёлых, да что там тяжёлых, умирающих больных, от которых вы всё равно уже отказались, и я их поставлю на ноги. Нет, не дают. «Сильнейшие антибиотики не помогли, а тут вы с какой-то биологически активной добавкой. Этого не может быть».

Кстати, я могу хоть завтра перевести наш препарат из разряда добавок в разряд лекарств (десятилетние клинические испытания он давно уже прошел), но я не хочу этого делать, потому что мой принцип: лечить надо без лекарств. Ещё раз хочу повторить: панацеей является сам организм. Сделайте свой организм панацеей — и ни одна болезнь к вам не приблизится на пушечный выстрел.

Уважаемые читатели нашей газеты! Если в вашей семье или среди ваших знакомых есть больные туберкулёзом, гепатитом, бронхиальной астмой, ВИЧ-инфицированные, профессор Родоман готов им помочь. Первые СТО человек, приславшие в редакцию своё медицинское заключение, получат чудодейственное снадобье БЕСПЛАТНО! Единственное, о чём мы попросим этих людей, — после того как они пройдут курс лечения, сообщить нам в редакцию о результатах.


«АиФ Долгожитель» № 20 (104) от 27 октября 2006 г.

Панацея существует

В 16-м номере «Долгожителя» мы опубликовали статью профессора В. Е. Родомана «Панацея существует», (www.aif.ru/online/longliver/100/05_01) которая вызвала шквал писем и звонков. Редакционный телефон буквально раскалился! И немудрено — доктор берётся помочь тем, кто страдает такими тяжелейшими и в большинстве случаев не поддающимися излечению болезнями, как гепатит В и С, СПИД, туберкулёз, бронхиальная астма… «Неужели препарат, созданный профессором Родоманом, способен справиться с такими разными по происхождению заболеваниями?» — недоумевали читатели.

«Да, это так! — утверждает профессор. — Просто я не лечу симптомы конкретной болезни — я лечу иммунную систему организма!»

Мы передали Владимиру Родоману целую кипу писем от наших читателей. Для многих из вас его помощь — последняя надежда, попытка облегчить страдания близких… Поэтому особенно важно выяснить все подробности — как именно должно проходить лечение, какие дозы препарата необходимы в каждом конкретном случае и какая помощь нужна самому врачу, чтобы его научная разработка нашла путь не только к читателям «Долгожителя», но и к другим страждущим.

Итак — по порядку. Сегодня доктор отвечает на наиболее распространённые вопросы своих пациентов.

 — Самый частый из них: почему одно лекарство действует на столько болезней? Не шарлатанский ли это «порошочек ото всего» из тех, которые так часто продают доверчивым пенсионерам мошенники от лекарственного бизнеса?

Начнём с того, что газета «АиФ. Долгожитель» вместе с профессором Родоманом проводит суперакцию (см. 16-й номер нашей газеты за сентябрь этого года), поэтому никто никому ничего не продаёт. Своё средство профессор Родоман высылает по почте совершенно бесплатно. А помогает оно, поскольку не борется с возбудителями гепатита или же, например, туберкулёза, но восстанавливает ослабленную, больную иммунную систему человека. А уж она, в свою очередь, сама уничтожает болезнь. Все компоненты препарата имеют гигиенические свидетельства и изготавливаются не кустарно, а в промышленных лабораториях.

 — Второй вопрос: каждый человек индивидуален. Одному, скажем, не хватает йода, а другому — цинка. Откуда же доктор знает, что нужно конкретному организму, чтобы он стал здоровым?

Конечно, все люди разные, но дело-то в том, что в препарате профессора Родомана 47 активных компонентов! Организм получает возможность самостоятельно выбрать из предложенного ему многообразия именно то, что надо. ...

 — У каждого больного есть комплекс лекарств, некая схема лечения, которую традиционная медицина предписала ему применять от той или иной болезни. Совмещается ли лекарство Родомана с традиционными средствами или надо бросить их приём? Если так — страшно, а вдруг и родомановская «панацея» не поможет и с общепризнанными таблетками время упустишь?

Если вы боитесь отказаться от традиционной схемы лечения — что ж, делайте так, как вам спокойнее. Но препарат, созданный профессором Родоманом, настолько силён, что перекроет все негативные последствия приёма тяжёлых антибиотиков. Однако доктору придётся отказаться от использования результатов вашего лечения в наборе статистических данных — нельзя будет доказать, что вам помогло его лекарство, а не традиционная химия.

 — Ведёт ли Родоман истории болезни своих пациентов или рассылает препарат направо и налево, довольствуясь случайными отзывами от вроде бы выздоровевших?

Каждый, написавший профессору письмо и выславший историю своей болезни, уже внесён в базу данных его клиники. Пожалуйста, регулярно шлите ему отчёты о состоянии вашего здоровья, по возможности — результаты анализов, описывайте произошедшие изменения либо звоните на указанный телефон и оставляйте вашу информацию на автоответчике. Помните: ваше лечение — это не только помощь вашему здоровью, но и часть большой научной работы! Относитесь к этому ответственно. А когда курс приёма препарата будет завершён, напишите и нам в «Долгожитель» — расскажите о своём успехе!

Сколько времени потребуется для лечения? Как долго надо пить препарат, чтобы он помог?

Каждому заболеванию — свои дозы препарата и свой срок приёма. С туберкулёзом (даже у заключённых, которые не получают должного питания!) удаётся справиться за пару месяцев, два-три месяца нужно, чтобы излечить астму, около полутора — на победу над атопическим дерматитом и тяжёлыми формами аллергии, документально зафиксированное излечение от СПИДа заняло пять с половиной месяцев.

***

Мы очень хотим, чтобы вы были здоровы! Рассказывая о своей болезни, пожалуйста, не будьте голословными — присылайте больничные выписки, результаты анализов, обеспечивайте доктору максимум информации для правильного подбора лекарства, и тогда у вас будет больше шансов на выздоровление!


«АиФ Здоровье» № 09 (394) от 28 февраля 2002 г

Владимир КИРИЛЛОВ

Рост заболеваемости туберкулезом остановлен

Ситуацию, сложившуюся в нашей стране по туберкулезу, комментирует директор Института и заведующий кафедрой физиопульмонологии Московской медицинской академии имени Сеченова, главный фтизиатр Министерства здравоохранения России, академик Российской академии медицинских наук, профессор Михаил ПЕРЕЛЬМАН:

Ответ по существу профессору Родоману

— Трудно комментировать, насколько серьезно то, что предлагает профессор Родоман. Во-первых, потому, что это противоречит всем нашим представлениям. Во-вторых, я не знаю, что это за препарат. А вдруг и, правда, какое-то чудо, о котором нам пока ничего не известно? Хотя у нас не реже раза в месяц появляются, казалось бы, феноменальные предложения. Обычно делают их не медики, а физики, химики, биологи, инженеры, которые берутся излечивать все. Но тут доктор наук, профессор. Надо разбираться.

Ситуацию с туберкулезом в России на сегодняшний день можно оценить как напряженную. Громко говорили о том, что у нас наблюдается катастрофический рост заболеваемости туберкулезом. По официальным данным, ежегодно заболевает 91 человек на 100 тысяч населения. Однако в нашей стране туберкулеза было много всегда. Просто не все отражалось в статистике, потому что страна была закрытая. В официальную статистику заболеваемости туберкулезом не входила, например, такая организация, как ГУЛАГ. Что там творилось, сколько человек болело туберкулезом и сколько из них умерло, никто не знает до сих пор. Можно только предполагать. Никогда не попадали в статистику так называемые закрытые города. В государственную статистику не входили армия, МВД, КГБ, флот, авиация, даже правительственный медицинский центр — все это были отдельные ведомства со своей статистикой. Реальная картина по туберкулезу появилась только в 2000 году. Данных за 2001 год еще нет, но, по предварительным данным, рост заболеваемости туберкулезом прекратился.

Как этого удалось добиться? Медики считают, что проблема туберкулеза примерно на 80–85 процентов зависит не от здравоохранения и не от медицины, а от социально-экономических условий в стране. Военные действия, беженцы, мигранты провоцируют рост заболевания, и, наоборот, по мере улучшения социально-экономических условий положение пусть медленно, но стабилизируется. В последние годы резко улучшилось финансирование противотуберкулезных мероприятий. Это не могло не принести положительные плоды. Если еще совсем недавно в стране не было лекарств для лечения туберкулеза, точнее, не было денег, чтобы их закупить, то теперь деньги есть и обеспечение основными лекарствами хорошее. Борьба с туберкулезом в России вступила в новый этап. Подписан президентом и начал действовать федеральный закон о мероприятиях по предупреждению туберкулеза в Российской Федерации.

Последние 7–8 лет ряд международных организаций, в том числе Всемирная организация здравоохранения, включились в борьбу с туберкулезом в России. Еще несколько лет назад существовали большие противоречия в подходах к лечению туберкулеза между международными организациями и нашей советско-российской фтизиатрической наукой. В 1999 году по инициативе Минздрава и Всемирной организации здравоохранения была организована рабочая группа высокого уровня, основной целью которой стало формирование механизма эффективного диалога между российскими и международными специалистами, разработка рекомендаций по стратегии и тактике борьбы с туберкулезом в России. Сегодня с особым удовлетворением можно отметить, что нам удалось добиться согласия по всем обсуждавшимся вопросам, при этом ни одно положение, которыми всегда руководствовалась советско-российская фтизиатрия, не было отвергнуто.

Скажу честно: думал, какие-то принципиальные моменты нам все же придется подкорректировать, но оказалось, что нет. Наши принципы борьбы с туберкулезом оказались востребованными и на Западе.

Большое значение мы всегда придавали и придаем образованию, как врачей, так и населения. Люди должны знать, что такое туберкулез, знать элементарные принципы профилактики туберкулеза, не бояться флюорографических обследований.

Главным звеном в противотуберкулезной службе являются диспансеры.

Очень важно раннее выявление туберкулеза. Не ждать, пока больные сами обратятся за помощью, а активно выявлять их, в первую очередь в группах риска.

Активное выявление больных туберкулезом возможно только с помощью флюорографических обследований. Никакого другого метода своевременного выявления туберкулеза нет.

Приоритетным направлением сейчас является внедрение в практику цифровой флюорографической техники. Цифровые флюорографы позволяют, во-первых, резко снизить лучевую нагрузку на больного, а во-вторых, получить изображение лучшего качества. Есть и другие преимущества. Приятно отметить, что российская промышленность успешно освоила производство цифровых флюорографов, по качеству не уступающих зарубежным аналогам, а по стоимости в 4–5 раз более дешевых.

В России в отличие от других стран широко применяется наряду с медикаментозным хирургическое лечение легочного туберкулеза. Раньше ВОЗ флюорографию и хирургические методы не признавала, но сейчас ситуация в корне изменилась. Созданы и работают две международные рабочие группы высокого уровня: одна — по флюорографии под председательством академика Сергея Тернового и вторая — по хирургии легочного туберкулеза, там я председатель.

Главный фтизиатр страны советует:

Первое и главное правило: остерегайтесь в транспорте или ином общественном месте хронически кашляющих людей. С точки зрения здравой медицинской логики просто диким представляется широко разрекламированная массовое целование незнакомых людей на Киевском мосту в День святого Валентина. Ведь лучшего контактного способа передачи инфекции (да и не только туберкулеза) даже при хорошей фантазии не придумаешь! Это «целовальное» шоу — наглядный пример отсутствия медицинских знаний у массы людей и, в частности, организаторов этой акции.

Соблюдайте элементарные гигиенические нормы.

Если кто-то из близких заболел туберкулезом, необходимо провести дезинфекцию в помещении, пройти флюорографию или обследование в диспансере.

Очень важное значение в профилактике туберкулеза следует уделять правильному питанию, соблюдать режим труда и отдыха, не пьянствовать, не курить.

Часто к вспышке туберкулеза может привести нервно-психический стресс. Увы, никто из нас, как бы мы ни старались, избежать стресса не может. Поэтому все советы по профилактике туберкулеза, с одной стороны, очень простые, но, к сожалению, часто или вообще невыполнимые, или очень трудно выполнимые.

 

«Жизнь» 27 сентября 2002 №199 (276)

Диана Арустамова

Московский врач изобрёл лекарство от гепатита.

Результаты клинических испытаний поразили западных медиков.


    Сделать сенсационное открытие Владимиру Родоману помог случай.

Видя, насколько ослабевают пациенты после операций и сколько требуется времени на восстановление, я решил придумать средство для повышения иммунных сил организма, – рассказывает Владимир Евгеньевич.

В свободное время Владимир Евгеньевич наблюдал пациентов, занимался исследованием иммунитета человека. Он пришёл к выводу, что для сильного иммунитета нужна здоровая подпитка организма. Поливитамины не выход: они в основном получены синтетическим способом.

Это навело на мысль разработать универсальную добавку к пище, и только из природных компонентов.

Чтобы добиться идеального сочетания всех веществ, которые нужны человеческому организму, Владимир Родоман часами просиживал в лаборатории, подбирал и смешивал в различных пропорциях витамины, микроэлементы и другие биологически активные компоненты. Первые испытания проводил на животных. А когда убедился, что нашёл нужную композицию, – перешёл к клиническим испытаниям.

Чудесное снадобье представляет собой желтоватый порошок, растворимый в воде. Побочного действия, как показали испытания, лекарство не имеет.

Сначала Владимир Родоман считал, что создал просто общеукрепляющее средство. Но потом оказалось, что его чудо-порошок ещё и лечит. Причём такие заболевания, которые в принципе считаются неизлечимыми.

Открытие

Как-то на операцию по поводу мочеточников к профессору привезли 35-летнего мужчину из Сибири. На него было страшно смотреть: худой, измождённый, с жёлтым, сморщенным лицом. Выяснилось, что у пациента, кроме прочих болячек, ещё и гепатит С.

– Мне его так жалко стало: молодой мужик, ему жить да жить – а ведь с гепатитом С долго не живут. Я его прооперировал. Естественно, как и остальным, в качестве общеукрепляющего мы давали ему Иммуновит – так я назвал мой порошок. Как же я удивился, когда через три дня делал обход: мой доходяга заметно поправился, порозовел. А когда мне показали его анализы, я глазам своим не поверил: кровь, печень – всё было в норме! Я подумал: неужели мой порошок заставил отпустить вирус гепатита? В это даже не верилось. Но повторные анализы показали, что так оно и есть.

А два месяца спустя сибиряк уехал домой практически здоровым.

Чудо-лекарство

– После этого случая я провёл широкие клинические испытания: давал препарат больным различными формами гепатита. Результат – блокировка вируса и излечение!

Принцип действия таков: живительный состав настолько активизирует иммунные силы организма, что он сам подавляет вирус гепатита С. И не надо сложных и дорогостоящих курсов лечения – достаточно развести препарат в тёплой воде и принимать несколько месяцев по три раза в день.

Узнав о результатах, полученных московским медиком, представители Всемирной организации здравоохранения пригласили его на очередной конгресс, который пройдёт в Камеруне, где Владимир Родоман сделает доклад о своём Иммуновите.

 

«МК Здоровье» 9/2004. Рубрика «Вокруг здоровья. Авторитет» Александра Зиновьева

 Родоман Владимир Евгеньевич – профессор кафедры урологии и оперативной нефрологии, доктор медицинских наук, директор клиники урологии, заслуженный деятель науки РФ, лауреат Государственной премии СССР:

От туберкулёза может погибнуть нация.


Владимир Евгеньевич, вы уролог, а многие годы занимаетесь проблемой туберкулёза. Почему так?

– Понимаю важность этой проблемы для страны. Страшных последствий туберкулёза и скорости его распространения сегодня нельзя недооценивать. Только один больной с открытой формой туберкулёза может заразить за год 60-80 человек. А в России сегодня на 100 тысяч населения приходится 90 больных туберкулёзом (эпидемический порог – 60 человек на 100 тысяч населения). Значит, у нас сегодня – эпидемия, и надо бить во все колокола. Ведь из-за туберкулёза может погибнуть нация!

Мы виноваты в этом сами: у себя в России «целенаправленно» вырастили палочку, устойчивую к антибиотикам. В местах заключения создали условия, наихудшие для человека и наилучшие для туберкулёза. Судите сами: по статистике, в России ежегодно попадает за решётку 300 тысяч человек и столько же освобождается. Почти каждый, кто попадает в тюрьму, входит в контакт с инфекцией. Но не лечится или получает недостаточное лечение…А в результате – сегодня примерно четверть российских туберкулёзных больных устойчивы к антибиотикам. Они на них не действуют. Пора признать: век антибиотиков остался позади…

А если менять антибиотики?

– Увы. Другой антибиотик тоже не сработает. Если уж организм привыкает, то ко всем антибиотикам. Развивается так называемая множественная лекарственная устойчивость. К тому же антибиотики напрочь убивают собственный иммунитет человека. Только представьте: по рекомендации ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) заболевшего туберкулёзом надо лечить сразу четырьмя антибиотиками (чтобы хоть один подействовал) в течение двух месяцев. А потом ещё полгода долечивать другими лекарствами.

Какой же организм выдержит? Немудрено, что после такой мощной «атаки» у многих развивается аллергия. А в целом человек лишается защиты, у него утрачивается иммунитет. Одна лишь цифра: в России 30-40 процентов больных имеют множественную лекарственную устойчивость. Я уж не говорю, что лечение туберкулёзных больных антибиотиками по полной программе становится неподъёмным и для бюджета. Американские специалисты, кстати, подсчитали, что для лечения одного туберкулёзного больного (для проведения полного курса лечения) надо потратить 2,5 тысячи долларов. Но если учесть, что не все антибиотики и не на всех заболевших действуют, то сумма может и возрасти.

– Но вы же не станете отрицать, что именно с помощью антибиотиков на протяжении десятилетий наши врачи спасали жизни тысячам и тысячам «безнадёжных» чахоточных?

– Да, но сейчас весь мир (да и сами больные) пришли к выводу, что размножение туберкулёзных микроорганизмов идёт настолько быстро и они так искусно адаптируются к фармакотерапии, что антибиотики действуют только в первые несколько (примерно 4-5) лет после лечения. Затем «паразиты» к ним привыкают, и лекарство на них не действует.

Ещё все помнят смерть Раисы Максимовны Горбачёвой. Что она якобы умерла от заболевания крови, как сообщали газеты. Но на самом-то деле применённые в её лечении сильнейшие цитостатики убили не только раковые клетки, но и иммунную систему. И умерла она оттого, что произошло резкое снижение неспецифической защиты организма. Начался эндогенный кишечный сепсис. Кишечная инфекция попала в кровь, далее – сепсис, и человека нет.

– Значит, создание препаратов-антибиотиков нового поколения, вы считаете, – путь тупиковый. Тогда надо искать что-то другое. Вы ищете?

– Я считаю, что альтернативой болезни может служить только…сам организм, его неспецифические возможности. Важно только их мобилизовать – заставить по-настоящему работать собственную иммунную систему.

– Вы имеете в виду модную нынче иммунокоррекцию? Желающих «подкорректировать» наше состояние за хорошие деньги сейчас пруд пруди. Но разве не опасно вмешиваться в столь сложную область, каковой является иммунная система человека? Насколько мне известно, по поводу этого вопроса врачи имеют прямо противоположное мнение…

– Ко всем этим «иммуномодуляциям» и «иммунокоррекциям» нужно относиться крайне осторожно, особенно в наше богатое на «сенсации» время. Большинство иммуностимуляторов, что называется, узкоспецифичны: одни препараты действуют на одно звено иммунитета, другие – на другое. По сути, в организме происходит перераспределение резервов. Говоря военным языком, оборона усиливается за счёт оголения флангов…Чем это обернётся для больного, в каком месте «выстрелит», никто не скажет…

 
Болезнь нищеты

– На одной из Всероссийских конференций главный фтизиатр России М.И. Перельман сказал: «В профилактике туберкулёза особое внимание следует уделять правильному питанию, соблюдать режим труда и отдыха, не пьянствовать, не курить, тщательно мыть руки». Владимир Евгеньевич, что из этого «обязательного набора» в лечении туберкулёзных больных вы бы поставили на первое место?

В принципе действительно для любого, даже очень здорового человека, важно и правильно питаться, и нормально отдыхать, и, желательно, не курить, а пить хотя бы умеренно. Но на первое место, если человек не хочет заболеть туберкулёзом, я бы поставил полноценное питание. В нём должно быть достаточно белков, жиров, углеводов, витаминов. Хотим мы того или нет, туберкулёз болезнь нищеты: на 85 процентов он зависит от условий жизни человека, его возможностей полноценно питаться. Не зря же понятие «чахотка» в энциклопедических словарях трактуется как «прогрессирующее истощение организма при хронических заболеваниях…»

– Выходит, секрет излечения туберкулёза заключён в правильной диете?

Ещё в глубокой древности основоположник медицины Гиппократ учил, что лекарства должны быть пищевыми, а пища лечебной. Это положение и сегодня не потеряло своей актуальности. Я считаю, что только сам организм является панацеей перед любой вирусной инфекцией. А задача врача применять корригирующие препараты, представляющие естественные биологически активные средства, способные существенно повышать неспецифическую иммунобиологическую защиту организма и устранять формирующиеся в процессе химиотерапии токсические реакции и иммунодефицит.

– А как вы, Владимир Евгеньевич, относитесь к народным средствам в лечении туберкулёза? Говорят, очень хорошо помогает в борьбе с палочкой Коха собачий жир (а также барсучий, медвежий, заячий)…

Да, жир многих животных действительно имеет целебную силу, но где взять этих четвероногих? Каждый ли их догонит?...

Заказать Иммуновит: (495) 971.00.85

 

 С незначительными сокращениями, указываются ссылки на источник . Некоторые ссылки могут не работать из-за изменений на сайтах-источниках, смотрите архивы газет на сайтах в сети Интернет и в библиотеках.

Orgy